Расказалі старыя лісты…

04.10.2017 16:44Views:
У набліжэнні да 184-й гадавіны смерці Міхала Клеафаса Агінскага (якая наступіла 15 кастрычніка 1833 г. у Фларэнцыі) дзялюся ўспамінамі прапраўнука Агінскага Іераніма Высоцкага, нашага сучасніка, які у канцы 90-х гадоў мінулага стагоддзя напісаў кнігу пра сваю прабабку Эму Агінскую (дачку Міхала Клеафаса) на падставе сямейнага архіва. Кніга называецца "Расказалі старыя лісты" (пераклад з польскай мовы мой. 

" Летом 1827 г. ... граф Ксаверий Бжостовский, староста Долговский и Мстибовский, написал в далёкую Флоренцию письмо, прося у Михала Клеофаса руки его дочери Эммы для своего сына Ипполита. Полученный ответ должен был удовлетворить обоих господ Бжостовских. В нём М.К.Огинский давал разрешение на союз Эммы с Ипполитом и благословлял будущую семейную пару.

Венчание Ипполита Бжостовского состоялся 2 сентября 1827 года в Вильно в костёле Дев Кармелиток. После заключения брака молодые поселились далеко от Литвы – в Велюньской земле, недалеко от Лодзи, в Чарножилах – родовом имении Бжостовских. Несколькими месяцами позднее Эмма получила письмо от отца, полное теплоты и добрых жизненных советов. Он радовался полученным от дочери известиям о её браке, о том, что она довольна.

Следующие письма из Флоренции должны были наполнить Эмму грустью. Отец высказывал в них всё более сильную тоску по своим близким и возрастающее чувство отдаления. Другое письмо, полное опасений по причине ухудшения зрения, отец Эммы также заканчивает словами тоски:

«…Я никогда не был таким одиноким и покинутым, как этой зимой. Отдалившись от всех своих увлечений, которые меня ещё связывают с жизнью, я веду ничтожное существование и чахну, не имея даже той радости, какой была работа над моими мемуарами, потому что они уже закончены. Обедов, многочисленных вечеров или балов мне во Флоренции хватает, но может ли человек, отдаленный от своей страны и своей семьи, а кроме того угнетённый своей старостью и недомоганием, может ли такой человек участвовать во всех этих забавах, не имея ни спокойных мыслей, ни радости в сердце…»
/оригинал на французском языке/

 

Прошло несколько лет. 68-летний Михал Клеофас продолжал одиноко жить во Флоренции. С большой радостью он воспринял весть о будущем приезде Эммы. В связи с такой долгой разлукой её пребывание во Флоренции должно было стать не столько посещением, сколько поводом для знакомства отца с дочерью и для нахождения ими друг друга.

В календарике Эммы под датой 4 января 1833 года находится короткая запись: «Сегодня я гуляла с отцом в первый раз». А под другой датой: «Папа первый раз обедал у нас». Контакты были частыми. Отец и дочь обменивались короткими письмами: « не хотела ли бы Ты придти ко мне на ужин с Ипполитом, ответь мне, да или нет», или: «Вечер 17 января 1833 г. В моём распоряжении две хорошие ложи… Приеду к Тебе около половины второго. Не нужно откладывать визиты, которые Ты хочешь сделать. Обнимаю тебя, любимая Эмма, как и Ипполита, и желаю Вам доброй ночи».

Муж и жена Бжостовские ведут во Флоренции оживлённую светскую жизнь. Они бывают в польских и итальянских домах, посещают памятники старины, музеи, художественные галереи. В календарике Эммы находят отражение все наиболее важные события, иногда с короткими комментариями.

Эмма ждёт первого ребёнка. Несмотря на это она с мужем отправляется в длительное путешествие по Италии после двухмесячного пребывания во Флоренции. Михал Клеофас Огинский в это время пишет своей дочери. Он живо интересуется всем, что касается её, спрашивает, как они с мужем проводят время, кого видят, как живут, даже что едят. Однако проблемы со зрением всё больше затрудняют ему переписку. Некоторые письма он вынужден диктовать. Они всегда полны сердечности и заботы:

«Флоренция, 16.07.1833.

…Я продолжаю тот же образ жизни в деревне, совершая экскурсии в город три раза в неделю, это значит в дни, когда приходит почта и когда приходят газеты, потому что это ещё остаётся моим единственным удовольствием. Я очень скучаю с той поры, как Ты уехала. Время для меня тянется медленно, и я с нетерпением буду ожидать момента Вашего возвращения во Флоренцию. Глаза очень меня беспокоят, а после того, как я в воскресенье побывал в театре, где пользовался лорнетом, не могу взять в руки книгу. Адью, моя любимая Эмма. ОбнимаюТтебя и благословляю от всего сердца, как и Ипполита.»

В последние недели беременности Эмма с мужем снова пребывает во Флоренции. 13 сентября 1833 года приходит на свет дочь. Внимание всех концентрируется теперь вокруг ребёнка. Маленькая барышня Бжостовская, наречённая при крещении именем Гелена, в своей семье неизменно будет известна как Лена и позднейшая жена Михала Залуского, сына Амелии.

Михалу Клеофасу Огинскому не было суждено долго радоваться внучке. Состояние его здоровья всё хуже. Через месяц, 15 октября, он умирает. Остаётся похороненным во Флоренции, в базилике Санта Кроче (Святого Креста), в погребальной нише с памятником, поставленном стараниями Марии Нери."

Таццяна Кляшчонак

Каментаваць


*