Стараться сделать мир лучше

08.01.2017 15:41Views:
Автор песен Ольга Ровная, пришла к нам на одну из встреч лектория в «Шотландской клетке». Точнее, на встречу с композитором. Так мы и познакомились. На сегодняшний день Оля неоднократный лауреат фестивалей «Песня года» и «Новые песни о главном», автор песен Вики Дайнеко, группы «Фабрика», «Любэ», Валерия Леонтьева и многих других популярных исполнителей. О том, как стать поэтом-песенником, об ответственности авторов перед аудиторией и многом другом, мы и поговорили.

Даша Богачкина: Оля, привет! Очень рада нашей встрече. Ты на сегодняшний день пишешь тексты к песням многих музыкальных исполнителей, давай об этой сфере твоей деятельности и поговорим.

Ольга Ровная: Привет! Я тоже рада тебя видеть, и в первую очередь, хочу сказать, что я слежу за проектом «Тактики и практики». Я считаю важным помогать людям в обретении дела своей жизни, а для этого порой очень полезно познакомиться с людьми той профессии, которая тебя привлекает, познакомиться с реалиями этой профессии – это помогает понять, действительно ли это то, чего ты хочешь или это просто твои розовые фантазии.

Что касается песен… Стихи я пишу, примерно с 6-7 лет. Когда училась в средней школе, сама отправляла то и дело подборки стихов в разные газеты и журналы (тогда еще не по электронной почте, а по «реальной») – некоторые из них опубликовали, что меня очень поддержало. Но в какой-то момент (это произошло уже после окончания университета) мне стало очень одиноко среди своих стихов, я ощутила, что как будто хожу по кругу. Захотелось сотворчества, групповой работы, захотелось вырваться на волю из своих собственных эмоций!

Помню я шла по городу (дело было в Беларуси, в городе Минске) и подумала: «О! Надо начать писать тексты песен!» Села на скамейку и написала «стих» непривычной для себя формы: куплет, припев, куплет. Этот первый текст, назывался «Натурщица» и начинался он так: «Ты работаешь натурщицей у абстракциониста, он рисует с тебя квадраты…»
На тот момент мне было 23 года, у меня уже был некоторый опыт работы: и копирайтером в рекламном агентстве, и журналистом, и преподавателем белорусского языка и литературы в школе… Иными словами, я всегда что-то писала – прозу, стихи, публицистику. Или рассуждала о них (улыбается).

Примерно в то же время я познакомилась с одним очень энергичным и активным молодым человеком. Да что говорить: не просто познакомилась, а влюбилась с первого взгляда! Он предложил мне в подарок сделать дизайн визиток и напечатать их. Когда он спросил: «Что написать на визитках?», я ответила: «Напиши: автор текстов песен». Стоит отметить, что меня еще не было ни одного знакомого в профессиональной музыкальной среде. Были только визитки с надписью «Ольга Ровная, поэт-песенник».

Вручая их мне (100 штук) мой друг сказал: «Теперь тебе нужно их кому-то раздавать». Он буквально вытолкнул меня в мир музыки: заставлял ходить на презентации альбомов, на автограф-сессии артистов в музыкальных магазинах, заставлял искать композиторов и знакомиться с ними: через интернет и лично… Это все происходило еще в Минске в начале нулевых. Я смущалась, нервничала, боялась, но ходила на все эти встречи, писала на разные сайты, музыкальные биржи, доски объявлений – артистам, продюсерам, композиторам… Отправляла стихи и тексты песен, которые тоже были, можно сказать, просто «стихами, у которых есть припев».

Иногда я отправляла по 30-50 e-mail в день, получая при этой 1-2 ответа. Иногда и ноль ответов. Одним из тех, кто мне ответил, был российский композитор Андрей Косинский, с которым мы в этом году получили дипломы фестиваля «Песня года» за песню «Это Любовь!» в исполнении Валерия Леонтьева. На тот момент широко ротировалась песня группы «Непара» «Они знакомы давно», к которой он написал музыку. Оказалось, что Андрей всегда был фанатом белорусских «Песняров» и, по его словам, когда увидел, что написала «девушка из Беларуси», обрадовался и прислал мне несколько мелодий. Так я начала писать слова на готовую музыку настоящего (хоть пока и виртуального для меня лично) живого композитора (улыбается). Но эти песни, которые мы написали, еще никто не исполнял.

Все шло через сильное сопротивление среды. Ветер был не попутным, а скорее встречным. Психологически было достаточно трудно куда-то прийти, сказать, что я автор песен, особенно учитывая тот факт, что песен, которые где-то звучат, у меня на тот момент не было.

Д.Б.: Для того, чтобы находить новые контакты и заводить знакомства, нужна определенная смелость, как ты боролась с собственной застенчивостью? Более того, очень часто бывает так, что ты для себя понимаешь: я человек вроде бы творческий, но для того, чтобы начать что-то делать, нужно как минимум, произнести это вслух? А вдруг не поймут? Ведь любое творчество очень субъективно.

О.Р.: Меня поддерживало сильное внутреннее желание: «Я хочу писать песни! Хочу!». И поддерживали близкие люди: и мой любимый мужчина (именно тот, который сделал мне первые визитки!), и моя мама. Хотя порой было трудно искать варианты, как попасть на то или иное музыкальное мероприятие, подходить, знакомиться, пытаться как-то самопредъявиться с постоянным шансом быть отвергнутой, но сомнений у меня особых не было. Было вот что: «Надо, Федя, надо!» (смеется).

Первой песней с моими словами, которую взяли на радио, была песня «Что со мной» в исполнении белорусской певицы Ольги Плотниковой на музыку композитора Геннадия Маркевича. Надо отметить, что когда я услышала впервые песню на свои стихи по радио, я как-то не особо обрадовалась… Даже огорчилась тому, что не сильно обрадовалась… Я ведь этого так ждала, а тут… Но однажды, будучи в гостях, я услышала, как песню с большим чувством (хоть и не совсем в ноты) напевает малознакомая девушка во время мытья посуды. И вот тут я испытала чистой воды счастье! Во второй раз я испытала подобное чувство, когда я услышала свою песню в троллейбусе в качестве рингтона (тогда еще монофонического) у кого-то на телефоне. Люди напевают и устанавливают на телефоны песни, которые им действительно нравятся – услышать их было для меня важно.

Я продолжала рассылать стихи и тексты по интернету. Было это еще в эпоху до социальных сетей. И однажды мне ответил продюсер группы «Звери» Александр Войтинский, и даже пригласил в Москву на встречу, и мы даже встретились. И хоть Рома Зверь, к сожалению, так потом и не написал музыку на мои стихи, было приятно, что они привлекли внимание Александра Войтинского. На нашей встрече в Москве я нервничала так, что после небольшой критики некоторых моих строчек продюсером, я расплакалась так, что все никак не могла успокоиться. Возможно, именно эти слезы и «разлучили» меня с группой «Звери». Эх, жаль… Мне очень всегда нравились их клипы. И сейчас нравятся. Эдакие маленькие фильмы.

Через некоторое время одна моя новая московская подруга сказала, что она знакома с сестрой Саши Балакиревой с «Фабрики звезд», и предложила попробовать передать тексты через Сашу продюсеру и композитору Игорю Матвиенко. Я в очередной раз распечатала свое портфолио с текстами и стихами, проброшюровала, отдала подруге, и… это все «кануло в Лету». Я продолжала жить в Беларуси, работала копирайтером в рекламном агентстве, писала статьи, перевела за два года несколько книг с польского языка… На белорусском радио уже звучало около семи песен на мои стихи. И в один прекрасный день, когда я сидела в шумном офисе и пыталась сосредоточиться и написать статью «про элитный паркет из экзотических пород дерева», зазвонил мобильный телефон и мрачновато-спокойный голос сказал: «Здравствуйте, я Игорь Матвеенко, ко мне тут Ваши тексты попали, скажите вы пишете стихи на готовую музыку?» (а это было спустя год или полтора после того, как мое портфолио отправилось его искать). Я ответила, что пишу, после чего он попросил прислать мой e-mail смс-кой. У меня возникло ощущение, словно в моей голове взрываются фейерверки! Мои коллеги, увидев, что я улыбаюсь до ушей спросили: «Что случилось?» Я ответила: «Мне позвонил сам Игорь Матвиенко!..»

Вечером он прислал мне мелодию, с пометкой «срочно!», я написала текст прямо сразу, на одном дыхании (вероятно, от испуга). Он принял его с некоторыми поправками, и… пропал без вести. Через пару месяцев мне перезвонили из его продюсерского центра и пригласили приехать в Москву заключить договор.

Я приехала в Москву, зарегистрировалась в «Российском авторском обществе», заключила договор с «Продюсерским центром Игоря Матвиенко» на первую песню «Я просто сразу от тебя уйду» в исполнении Вики Дайнеко, которая в том же 2006 году получила «Золотой граммофон» и стала лауреатом фестиваля «Новые песни о главном». Так под Новый год я получила свой первый диплом, побывала за кулисами по-настоящему больших мероприятий, увидела очень известных артистов вблизи. С Игорем Матвиенко у нас чуть больше 10 совместных песен для артистов его продюсерского центра: «Фабрика», «Любэ», «Иванушки International» и, конечно, для Вики Дайнеко. Жаль, я не написала песню для Саши Балакиревой. Надеюсь, еще напишу.

В то время (время первой совместной песни с Игорем Матвиенко) я продолжала работать и с композитором Андреем Косинским: некоторые песни, написанные тогда, только сейчас нашли своих исполнителей – больше чем через 10 лет! Видите, как долго песни порой «лежат в столе»! А иногда наоборот – быстро «выстреливают». Но всем начинающим поэтам-песенникам хочу пожелать огромного терпения, его необходимо иметь: и когда по сто раз переделываешь ту или иную строчку, и когда ждешь ответа от исполнителя, которому показал песню (порой годами!), и когда просто стучишься в разные двери и в разные сердца в поисках единомышленников.

Д.Б.: А как вообще этот процесс происходит? Ты находишь композитора ну или он тебя находит, ты пишешь текст на музыку, и тебя приглашают для заключения договора?

О.Р.: Бывает по-разному. Иногда я пишу конкретному исполнителю, как в случае моей работы с Игорем Матвиенко – в момент написания текста я практически всегда знала для кого пишу, кто будет исполнять эту песню, и потому писала в определенной стилистике. Например, для группы «Фабрика» я написала песню «Зажигают огоньки» в народном стиле. Мне это было приятно и легко, так как моя мама всю жизнь поет в самодеятельной вокальной группе, репетиции которой порой проходили прямо у нас дома, так что народные песни я слышу с детства.

С некоторыми композиторами мы сначала пишем песни, а потом предлагаем их разным исполнителям. И в этом случае, когда я пишу текст на мелодию, то не знаю, кто ее будет петь. Очень трудно лично для меня (и даже порой мучительно!) пробовать продать готовую песню, искать выходы на исполнителей, предлагать… Это затягивается иногда на годы… Поэтому, конечно, мне больше нравится писать под конкретного исполнителя. Сейчас исполнители уже иногда сами ко мне обращаются. Это приятно. Договор заключается в самом-самом конце…

Д.Б.: Но мне кажется, тут есть общее с тем же пиаром, когда я знаю, что если у меня душа не лежит к проекту, то вряд ли у меня получится его продвинуть. То есть если в твоем сердце ничего не откликается, то он не пойдет. Можно довести его до какой-то логической точки, изучить рынок определиться с инструментами, но на этом все. А если ты вкладываешь душу, то это совершенно другое.

О.Р.: Да у меня бывает, что слова на некоторые мелодии не идут, хоть даже мелодия мне нравится. Ну, то есть «что-то» я, конечно, всегда могу написать – чисто технически, на автомате… Но, когда в этом совсем нет души, то и композитор это чувствует, и исполнителю такой текст не нравится… И они идут к другому поэту, который почувствует эту мелодию. Музыка – это ведь эмоции. И ты либо с ней в резонансе, либо нет. Именно поэтому так важно искать единомышленников: композиторов, исполнителей, с которыми ты «на одной волне». Соавторство – это все-таки некоторое душевное родство. Это что-то неформальное. Мы же все не роботы, а живые люди – и поэты, и композиторы, и исполнители… Что-то нам нравится, что-то нет.

Дарья Богачкина, "Тактики и практики"

Фотографии Вероники Лобановой

Каментаваць


*