Когда деревья были большими

18.11.2013 22:58Views:

masterНастоящее призвание ремесленника Владимира Хихича — украшать мир, в котором он живет... С его работами хорошо знакомы Литва, Польша, Америка, Финляндия. Бесчисленные (Владимир признается, что за двадцать лет резьбы по дереву он “настрогал” тысячи экспонатов!) шкатулки, вазы, кружки, шахматы из карельской березы и панно украшают дома жителей Мядельского района, “прописываются” в Минске и Молодечно.

Две скульптуры со строками поэта-однофамильца Хихича “Да вас заўжды вядзе дарога, мае радныя Крывічы!” долгое время украшали центральную улицу деревни. “Золотые руки!” — восхищаются местные жители, когда речь заходит об их земляке, члене Союза мастеров народного творчества. “Я просто делаю то, что умею делать, — скромно отшучивается Владимир.

— Мне кажется, это главное в жизни — заниматься тем, к чему лежит душа...”

Воспитанник интерната, он интересовался резьбой по дереву еще со школьной скамьи. Может, напомнили о себе гены какого-нибудь прадеда — теперь уже не разберешь... Что увидит простой человек, далекий от поэтического восприятия реальности, в сваленной у сарая вязанке дров? Скукоженную, почерневшую кору разрубленного дерева? А вот Хихич способен разглядеть целый мир в причудливых узорах древесных колец, в тоненькой “траншее”, проделанной старательным червячком. Образы будущих работ рождаются внезапно, словно вспышка молнии озаряет унылый ноябрьский пейзаж за окном Кривичского центра ремесел.

— Как только в поселке валят аварийное дерево или режут какой-нибудь ценный ствол на дрова, я сразу туда, — рассказывает Владимир. — Уговариваю, договариваюсь, прошу... Потом волоку “приданое” либо в мастерскую центра ремесел, либо к себе домой. У меня там целая комната отведена под это дело. Дальше беру колодку, пилу, топор, стамеску. И вот вам лик Иисуса, Мадонна с младенцем, образы слуцких князей. Еще пример: видите светильник с подставкой? Это обыкновенная ель, разрубленная пополам. А вот картины из дерева на банную и охотничью темы. В последнее время они стали весьма популярны среди заказчиков. Как, к слову, и “царские кресла”, которые меня все чаще просят “выстрогать” для какого-нибудь коттеджа.

Кстати, цены на “деревянные чудеса” Владимира варьируются от более или менее демократичных до откровенно “западных”. Каждый из двух столов ручной работы, которые мастер возил в конце весны на ярмарку народных ремесел в минский Лошицкий парк, стоит по полторы тысячи долларов. Однако и такие изделия находят своих покупателей. Причем не только иностранцев — россиян, литовцев, финнов, поляков. Белорусы тоже знают толк в декорировании своих квартир и усадеб.

— Я часто снижал стоимость работ, бывало, продавал за копейки, пока не понял, что надо просто уметь ждать “своего” покупателя. И ценить дело рук своих, — объясняет ремесленник. — Бывает, поделки лежат месяцами, но потом вдруг приезжает истинный ценитель (таких, к слову, не так уж и много, увы), и работы распродаются в течение дня. Так и зарабатываю основные деньги, ведь зарплата в центре ремесел всего миллион семьсот тысяч рублей. А у меня все-таки семья.

— В преемники детей не готовите?

— Ну что вы, резьба по дереву откровенно тяжелая работа, явно не женская... Хотел себе помощника с женой родить, но получились две девчушки...

— Как думаете, интерес белорусов к ремесленничеству сохранится лет через двадцать? Ведь уже сегодня мужчина, способный из березового пня сотворить элемент декора, — едва ли не вымирающий вид. Все потеснили компьютеры, сделки, акции, бизнес-планы...

— Сохранится, я верю. Это ведь впитывается с молоком матери! Талант — он либо есть, либо его нет и в помине. И даже если мальчишку с юных лет ориентировать на банковское дело, в то время как у него руки чешутся заняться резьбой по дереву, рано или поздно желание заняться тем, что нравится, победит. Может, призвание не станет основной работой, как у меня, но превратится в обожаемое хобби. Чем плохо? Главное, чтобы люди не стеснялись заявлять о себе.

Людмила КОНОПЕЛЬКО, "Народная газета"

Каментаваць


*